Байрон и Боцман

2 апреля 2010

Статьи

Байрон и Боцман
Байрон и Боцман


Здесь покоятся останки того,
Кто обладал красотой и благородством,
Но не самолюбием,
Силой, но не высокомерием,
Смелостью, но не жестокостью,
А также всеми достоинствами человека,
Но не его недостатками.
Сия похвала, которая стала бы нечаянной лестью,
Будь она начертана над человеческим прахом,
Есть лишь дань памяти
СОБАКЕ по кличке БОЦМАН,
рожденной на Ньюфаундленде в мае 1803 года
и умершей в Ньюстеде в ноябре 1808-го.

(“Cerca de este lugar
reposan los restos de un ser
que posey? la belleza sin la vanidad,
la fuerza sin la insolencia,
el valor sin la ferocidad,
y todas las virtudes del hombre sin sus vicios.

Este elogio, que constituir?a una absurda lisonja
si estuviera escrito sobre cenizas humanas,
no es m?s que un justo tributo a la memoria de
Boatswain, un perro
nacido en Terranova en mayo de 1803
y muerto en Newstead Abbey

el 18 de noviembre de 1808.”)

Мемориальная доска

Это эпитафия собаке на монументе в Ньюстерском аббатстве, написанная лордом Байроном.

Боцман был тенью своего хозяина, с которым он разделял много счастливых лет , вплоть до своей смерти от бешенства на 18 ноября 1808 года.
Неутешный Байрон построил в саду своего особняка один из самых впечатляющих памятников, посвященных любви к собаке с трогательной эпитафией.

У памятника


Боцман жил с молодым Байроном в Ньюстедском аббатстве – древнем родовом поместье. Он был его тенью, вторым «я», вечным спутником, всегда сопровождая владельца, прогуливающегося верхом на лошади по окрестностям – по лесам и полям. В дождливые дни, характерные для морского климата Англии. Байрон много читал, сочинял стихи или эссе возле камина в библиотеке, а Боцман лежал у его ног.
Байрон пользовался дурной славой своими пирами, иногда продолжавшимися по нескольку дней. Боцман не выносил их и уходил в безмятежную тишь Шервудских лесов, пережидая отъезд самых неугомонных гостей, пока жизнь в поместье не возвращалась в нормальное русло.
Также о достоинствах Боцмана свидетельствует история, описанная Томасом Муром в его книге «Жизнь Байрона». Мать поэта держала фокстерьера Гилпина, который ежедневно устраивал стычки с Боцманом, и их драки были таким яростными, что владельцы стали бояться за жизнь Гилпина. Ради его безопасности леди Байрон отослала собаку одному из арендаторов Ньюстеда. Вскоре после этого Байрон уехал в Кембридж, а ньюфаундленд остался на попечении слуг.
Однажды утром прислуга порядком переполошилась, обнаружив, что Боцман бесследно исчез. Но тем же вечером Боцман вернулся вместе со своим старым, но уже бывшим врагом Гилпином. С тех пор, несмотря на вздорный характер фокстерьера, они подружились.
После смерти Боцмана Байрон заявил, что он сам, его любимый дворецкий и ньюфаундленд будут погребены в общей могиле под единой плитой. Но этот план не устраивал дворецкого, и он скоропалительно уволился, сказав напоследок: «Вашу светлость похоронят в Вестминстерском аббатстве. Значит, я буду лежать рядом с Боцманом. Что обо мне подумают на небесах в Судный день, когда я встану из одной могилы с собакой? Нет уж, спасибо, я ухожу». Очевидно, дворецкий не понял, что ему хотели оказать честь.

Еще фото.

Лорд Байрон умер в Греции в 1824 году. Рядом с ним был Лион, другой его ньюфаундленд. Возможно, что лорд испытывал к нему не меньшую любовь, чем к Боцману: «Ты более предан, чем люди, Лион. Я доверяю тебе больше, чем им.»

, , , ,

Один комментарий к записи “Байрон и Боцман”

  1. Юлия пишет:

    Странно это, конечно – памятник собаке… На мой взгляд, чересчур… Хотя у всех свои причуды… особенно у такого, как Байрон)


Прокомментировать

Login